www.neformat.com.ua


Новости Статьи Рецензии Ивенты Форум Facebook Telegram Twitter YouTube Instagram Mixcloud SoundCloud
Переключить в мобильный режим
Вернуться   Форум www.neformat.com.ua > Music > Other > Classical

Classical Список групп раздела | классическая музыка от средневековья до современности

Метки: avant-garde, classical
Ответ
Опции темы Поиск в этой теме
Непрочитано 23.04.2013, 03:29   #1
в спину нож
+/- Информация
Репутация: 854
Германия Helmut Lachenmann / Хельмут Лахенман

Helmut Lachenmann



Хельмут Лахенманн - немецкий композитор, создатель «инструментальной конкретной музыки», педагог.

ПРЯМОЙ НАСЛЕДНИК БЕТХОВЕНА:

Цитата:
Механика звукового космоса Лахенмана - это продуманный до мельчайших деталей каталог нетрадиционных звучностей, извлекаемых из обычных инструментов симфонического оркестра.

На минуту все стихает, от огромной массы оркестрового звука остается едва слышный шелест струнных. Краска меняется, странный шорох проходит сквозь оркестр, мы видим, как музыканты трут друг о друга маленькие кусочки пенопласта. Из шороха вырастает протяжная нота духовых, резкая фанфара меди, - и вновь все обрывается, и тут на фоне абсолютной тишины неожиданно возникает нечто, казалось бы, совершенно чуждое оркестровой палитре, - пленка с записью школьного двора, гулкие, стертые акустикой детские голоса. Звучит оркестровая пьеса Хельмута Лахенмана (Helmut Lachenmаnn) "Фасад" (1972). Пожалуй, этот момент, наилучшим образом отражает сущность эстетики этого композитора, родившегося 27 ноября 1935 года в Штутгарте. Звуки внешнего мира вовлекаются в музыкальный контекст, шум осмысляется как структура, и мы начинаем постигать красоту того, что поколениями музыкантов отбрасывалось как недостойный внимания музыкальный мусор.

Инструментальная и конкретная

К концу 60-х годов, после многолетних опытов с музыкальными инструментами, Лахенман приходит к эстетике, названной им "инструментальная конкретная музыка". В отличие от обычной "конкретной музыки", - коллажей из записей городских и индустриальных шумов, "инструментальная конкретная музыка" открыла доселе неиспользованные резервы обычных инструментов. Успех Лахенмана состоял в том, что ему удалось интегрировать новые звучности в лоно европейской симфонической традиции. Лахенман - прямой наследник Бетховена, у которого и гроза в "Пасторальной симфонии" и даже стрельба из пушек в "Веллингтоне" являются частями общего музыкального замысла.

Механика звукового космоса Лахенмана - это продуманный до мельчайших деталей каталог нетрадиционных звучностей, извлекаемых из обычных инструментов симфонического оркестра. Так, виолончелисты водят смычком по корпусу, кларнет выдает едва слышные звуки, окрашенные шумом воздуха, а пианист скользит свинцовой болванкой по струнам рояля, заставляя их "петь".

Поначалу эти приемы вызвали резкое недовольство музыкантов. В 1987 году, когда Лахенман был уже известным композитором, оркестранты Южногерманского радио даже устроили забастовку, чтобы сорвать исполнение ими же заказанного сочинения "Staub" ("Пыль"). Но постепенно композитору удалось привлечь и самых консервативных из них на свою сторону, ибо со временем стало ясно: каждый жест, им предписанный, пропитан как раз исполнительской логикой.

Девочка со спичками

До середины 90-х музыка Лахенмана оставалась известной лишь ценителям авангарда (пусть число их и измерялось тысячами). Настоящее признание пришло к нему после премьеры оперы "Девочка со спичками" в феврале 1997 года. В основу ее легла знаменитая сказка Андерсена, фрагмент о страхе и желании Леонардо да Винчи и письма погибшей в 1977 году в тюрьме Штаммхайм террористки "Фракции Красной Армии" (RAF) Гудрун Энслин. Лахенман, выросший, как и Энслин, в семье швабского пастора, был в детстве дружен с нею и тяжело переживал ее уход в левый террор. Метафора, - Энслин, арестованная за поджог универсального магазина, и девочка Андерсена, творящая утопию из огонька в холодном декабрьском сумраке, - проходит через всю оперу.

С оперой пришло долгожданное международное признание, сегодня Лахенман - один из самых исполняемых немецких композиторов.





СОЧИНЕНИЯ:

Много

  • Fünf Variationen über ein Thema von Franz Schubert (Walzer cis-moll, D643) for piano (1956)
  • Rondo for two pianos (1957)
  • Souvenir for 41 instruments (1959)
  • Due Giri, two studies for orchestra (1960)
  • Tripelsextett for 18 instruments (1960–61)
  • Fünf Strophen for 9 instruments (1961)
  • Echo Andante for piano (1961–62)
  • Angelion for 16 instruments (1962–63)
  • Wiegenmusik for piano (1963)
  • Introversion I for 18 instruments (1963)
  • Introversion II for 8 instruments (1964)
  • Scenario for tape (1965)
  • Streichtrio I for violin, viola and cello (1965)
  • Intérieur I for one percussionist (1966)
  • Notturno for small orchestra and solo cello (1966/67)
  • Trio fluido for clarinet, viola and percusion (1966/68)
  • Consolations I for 12 voices and percussion (1967)
  • temA for flute, voice and cello (1968)
  • Consolations II for 16 voices (1968)
  • Air, music for large orchestra with percussion solo (1968–69)
  • Pression for cello (1969–70)
  • Dal niente (Interieur III) for clarinet (1970)
  • Guero, piano study (1970)
  • Kontrakadenz for large orchestra (1970–71)
  • Montage for clarinet, cello and piano (1971)
  • Klangschatten - mein Saitenspiel for three Konzertflügel (pianoforte) and string ensemble (1972)
  • Gran Torso, music for string quartet (1972)
  • Fassade for large orchestra (1973)
  • Schwankungen am Rand, for sheet metal and strings (1974–75)
  • Zwei Studien for violin (1974)
  • Accanto, music for solo clarinet and orchestra (1975–76)
  • Les Consolations for choir and orchestra (1976–78)
  • Salut für Caudwell, music for two guitarists (1977)
  • Tanzsuite mit Deutschlandlied, music for orchestra and string quartet (1979–80)
  • Ein Kinderspiel, seven little pieces for piano (1980)
  • Harmonica, music for large orchestra and solo tuba (1981–83)
  • Mouvement (- vor der Erstarrung) for ensemble (1982/84)
  • Ausklang for piano and orchestra (1984–85)
  • Dritte Stimme zu J.S. Bachs zweistimmiger Invention d-moll BWV775 for three instruments (1985)
  • Staub for orchestra (1985–87)
  • Toccatina, violin study (1986)
  • Allegro sostenuto, music for clarinet, cello and piano (1986–88)
  • Tableau for orchestra (1988)
  • 2. Streichquartett "Reigen seliger Geister", string quartet (1989)
  • "...zwei Gefühle...", Musik mit Leonardo for speaker and ensemble (1992)
  • Das Mädchen mit den Schwefelhölzern Musik mit Bildern (Musiktheater), music with images - theatre music for very large orchestra and soloists (1988–96)
  • Serynade for piano (1998)
  • NUN for flute, trombone, male choir and orchestra (1999)
  • Sakura-Variationen for saxophone, percussion and piano (2000)
  • 3. Streichquartett "Grido", string quartet (2001)
  • Schreiben for orchestra (2003)
  • Double (Grido II) for string orchestra (2004)
  • Concertini for large ensemble (2005)
  • ...got lost..., music for soprano and piano (2008)
  • Berliner Kirschblüten, an arrangement with three variations on a Japanese folksong for alto saxophone, piano and percussion (2008) - a continuation of the Sakura-Variationen on the Japanese folksong "Sakura", an adjacent work
  • Concerto for 8 Horns and Orchestra (2010–11), for Musica Viva Munich
[свернуть]



Helmut Lachenmann - 2000 - Das Mädchen Mit Den Schwefelhölzern

CD1
скрытый контент Нажмите на кнопку "Спасибо", чтобы увидеть ссылку (нужна регистрация)
Возможно, потребуется перезагрузка страницы.

CD2
скрытый контент Нажмите на кнопку "Спасибо", чтобы увидеть ссылку (нужна регистрация)
Возможно, потребуется перезагрузка страницы.

Впечатления:

Давайте прямо. Я пару лет назад придумал, что на данный момент на Земле живет два великих и гениальных композитора. Первый - немец Хельмут Лахенманн, второй - венгр Дьёрдь Куртаг. Пара лет прошла, а звездный Олимп так и не изменился : Лахенманн ваяет крупно, Куртаг ответствует за миниатюры.

Музыка Лахенманна величественна и бескомпромиссна. Авангардна (если это слово еще имеет какой-то смысл). Лахенманн - ученик другого гения - итальянского композитора Луиджи Ноно. Как и учитель, Лахенманн способен передавать очень яркие, яростные эмоции. В его музыке исполнители нередко кричат, инструменты играют на границе своих возможностей. Но мэтр принес и новое в своей музыке. Концепция инструментальной конкретной музыки предполагает изображение целого спектра немузыкальных звуков - шорохов, скрипов - всего того неуловимого повседневного и не совсем звукового тона. Часто его произведения словно скрыты тенью, отделены от нас какой-то неуловимой пленкой, погружены в музыкальное мерцание.

Не стоит ожидать, что при первом знакомстве музыка сразу откроет все свои карты. Она может оттолкнуть. Но может она и подарить множество прекрасных минут. До сих пор помню свои, практически физиологические, впечатления после третьего или четвертого прослушивания оперы Das Mädchen Mit Den Schwefelhölzern. Холод, страх, надежда и отчаянье - целая гамма эмоций и чувств переданы, подчас хирургически точно.

Для ознакомления залил самое известное произведение мэтра - его оперу Девочка со спичками

Композитор Курляндский пару лет назад написал небольшой текст, посвященный генезису инструментальной конкретной музыки. Ознакомьтесь, если еще нет.

Последний раз редактировалось Каспар Хаузер; 23.04.2013 в 14:28.
Каспар Хаузер вне форума   Ответить с цитированием
13 пользователя(ей) сказали спасибо:
dupain (07.12.2013), Guragena (29.04.2013), hermh (15.02.2015), Marlo Stanfield (23.04.2013), Mass. (21.06.2013), Murphy (16.08.2013), natasha0010 (27.05.2014), phooey (26.04.2013), pluto92 (03.05.2013), pm34 (26.04.2013), sashulina (23.04.2013), yalivec (17.03.2015), Биджо (12.06.2014)
Непрочитано 26.04.2013, 01:53   #2
mp3 v0
+/- Информация
Репутация: 48
Re: Helmut Lachenmann

Пару лет назад, слушая "Schwankungen Am Rand" на сборнике "40 Jahre Donaueschinger Musiktage 1950-1990", впервые познакомился с его удивительной музыкой. Мне до сих пор кажется, что конкретные произведения Лахенманна, дышат какими-то особыми влажными газами, голоса инструментов, несмотря на препарации, незасушенные, живые, эмоциональные. Сила его "конкретной инструментальной музыки" особенно ярко вычерчивается в произведениях для струнных.
Так как "Девочку со спичками" уже представили, возьму на себя труд выложить другие, наиболее интересные мне произведения.

String Quartets (Arditti Quartet) (KAIROS, 2007)

1. Grido (2001-2002)
2. Reigen Seliger Geister (1988-1989)
3. Gran Torso (1971-72, 1978)

скрытый контент Нажмите на кнопку "Спасибо", чтобы увидеть ссылку (нужна регистрация)
Возможно, потребуется перезагрузка страницы.


Orchestral Works & Chamber Music (col legno, 2000)

1. Interieur I (1966)
2. Schwankungen Am Rand: musik für Blech und Saiten (1974-1975)
3. Air: musik für Grosses Orchester und Schlagzeug-Solo (1968-1969)

скрытый контент Нажмите на кнопку "Спасибо", чтобы увидеть ссылку (нужна регистрация)
Возможно, потребуется перезагрузка страницы.


Helmut Lachenmann 3: Solo Pieces (Montaigne, 1995)

1. Pression: for Violoncellist (1969-1970)
2. Wiegenmusik: for Piano (1963)
3. Guero: for Piano (1970, Revised 1988)
4. Toccatina: study For Violin (1968)
5. Dal Niente: (Interieur III) for Solo Clarinettist (1970)
6. Interieur I: for A Percussion-Soloist (1966)
7. Ein Kinderspiel: for Piano (1980)

скрытый контент Нажмите на кнопку "Спасибо", чтобы увидеть ссылку (нужна регистрация)
Возможно, потребуется перезагрузка страницы.
pm34 вне форума   Ответить с цитированием
12 пользователя(ей) сказали спасибо:
Guragena (16.06.2014), hermh (15.02.2015), lalunemi (04.02.2021), Marlo Stanfield (12.07.2013), Mass. (21.06.2013), natasha0010 (16.12.2013), phooey (26.04.2013), pluto92 (03.05.2013), sashulina (26.04.2013), yalivec (23.05.2014), Биджо (12.06.2014), Каспар Хаузер (29.04.2013)
Непрочитано 03.05.2013, 20:19   #3
mp3 56 kbps
+/- Информация
Репутация: 3
Re: Helmut Lachenmann

thanks
pluto92 вне форума   Ответить с цитированием
Непрочитано 04.05.2013, 18:20   #4
vinyl 10"
+/- Информация
Репутация: 533
Re: Helmut Lachenmann

Один из самых талантливый из ныне живущих композиторов (кого я слышал, разумеется). Великим гением я бы его не назвал, но таковых на данный момент, опять таки среди живых, мне что-то не видится.

Цитата:
Сообщение от некий перо Посмотреть сообщение
Часто его произведения словно скрыты тенью, отделены от нас какой-то неуловимой пленкой, погружены в музыкальное мерцание.
Верно подмечено, какая-то неясность постоянно ощущается, и выкупить товарища непросто, мне, скорее всего, это пока еще до конца не удалось.
Цитата:
тяжело переживал ее уход в левый террор
Насколько я слышал, Лахенман - сам еще тот левак, разве что терроризмом не занимался, так что с Ноно им было о чем поговорить и помимо музыки.
Cyclophosphamide вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал спасибо:
Биджо (12.06.2014)
Непрочитано 16.06.2014, 17:34   #5
в спину нож
+/- Информация
Репутация: 854
Re: Helmut Lachenmann / Хельмут Лахенман

Нашел русский текст

Цитата:
Я пишу только то, что приходит изнутри меня, и это очень важно. Существует произведение Мортона Фелдмана, от которого я просто схожу с ума, – «Альт в моей жизни». Так вот и я должен найти струнный квартет в моей жизни, оперу в моей жизни, симфонический оркестр. Я должен соотносить каждое сочинение со своей биографией. И между разумом и чувствами не должно быть противоречия.

весь текст

Что значит быть композитором и сочинять музыку? Ответ на этот вопрос затрагивает очень много аспектов. Первый момент – это положение композитора в социуме. Зачем мы здесь? Композиторы – бесполезные существа. Нет, я, конечно, тоже думаю, что без них нельзя обойтись, но в категориях нашего общества, имеющего ко всему только коммерческий интерес, общества, где приняты стандартные представления о счастье, красоте и так далее, композиторы только мешают, нарушают эти стандарты. Собственно, в этом и состоит их задача. Это, так сказать, взгляд наружу.

Если посмотреть внутрь – во-первых, сочинять означает думать о музыке. Во-вторых, сочинять – это значит создать свой инструмент.

Когда мы говорим о новой музыке и новом звучании, речь идет вовсе не о новых акустических средствах, а о новом контексте, новом слышании. Разумеется, это не означает полного отрицания старого. Лично я абсолютно загипнотизирован традицией. Когда я сочиняю струнный квартет, я думаю о том, сколько струнных квартетов уже написано. Когда берусь за оркестровую вещь – та же история. Для фортепиано создано столько прекрасной музыки – Моцарт, Шопен, Шуберт, Равель! – что мне просто страшно становится. Но я должен попытаться создать свое собственное фортепиано. Это значит – соорудить такой контекст, в котором этот инструмент станет моим собственным. Это действительно трудно. И это так захватывающе! Именно здесь начинается сочинение.

Я пишу только то, что приходит изнутри меня, и это очень важно. Существует произведение Мортона Фелдмана, от которого я просто схожу с ума, – «Альт в моей жизни». Так вот и я должен найти струнный квартет в моей жизни, оперу в моей жизни, симфонический оркестр. Я должен соотносить каждое сочинение со своей биографией. И между разумом и чувствами не должно быть противоречия.

На самом деле, все композиторы используют одни и те же элементы, меняется лишь контекст. У Палестрины тоже появлялся до мажор, но у Моцарта он звучит иначе. Все гармонии Вагнера уже были использованы классиками: сравните начало «Героической» симфонии, где чистый ми-бемоль мажор исчезает уже через пять тактов от начала, и вступление к «Золоту Рейна», где он длится пять минут. Это, если хотите, тот же аккорд, только «в жизни Вагнера».

Есть такое понятие в музыке – аранжировка. Мы относимся к нему пренебрежительно, а между тем в ситуации, когда все уже открыто, собственно, единственное, что остается – цитирование того, что уже есть. Вспомните канон «Братец Яков» в Первой симфонии Малера. Он ведь не изобрел эту мелодию, он просто ее использовал. Но он поручил ее контрабасу, и это звучит нарочито неприятно. Что это? Аранжировка. И это намного круче, чем если бы он что-то сам сочинил. По сути, аранжировка – это то, что нас расстраивает и тем самым затрагивает.

Или возьмем «Болеро» Равеля. Он тоже свою мелодию не придумал – он взял испанскую мелодию и типичное сопровождение. Единственное, что он сделал, это постепенное крещендо. И потом он говорил, что это его лучшее произведение! Нет никакой музыки, только аранжировка!

Так получается, что если мы должны сказать что-то действительно важное, у нас нет для этого слов. И тогда мы просто должны что-то делать. Контекст, в котором что-то происходит, значит больше, чем сказанное.

Возвращаясь к главному вопросу, сочинять – это значит еще и найти, обнаружить себя самого. Тут очень важен вопрос свободы. Свобода – это когда я делаю, что хочу, напиваюсь и иду с подружкой в постель, или когда я, имея талант, хочу его развить и таким образом придать смысл моему существованию?

В нашем обществе столько псевдосвобод – нам пропагандируют свободу быть богатыми, красивыми, ездить в отпуск и так далее, на самом деле встраивая нас в систему несвобод. Но если я понимаю свободу, как гору, на которую я хочу забраться, это означает время от времени ужас, опасность, открытия, в том числе собственных возможностей. И если я когда-нибудь окажусь там наверху – меня ждет абсолютно невыразимое счастье, потому что это будет только моя гора. Это абсолютно другая форма свободы. Именно за нее мы и боремся, и это именно та свобода, которой можно добиться в композиции.

Когда я преподавал, ко мне однажды пришел композитор и показал мне материал, который я сразу распознал как клише. Я ему сказал, что за это не стоит держаться, а он говорит – нет, я хочу, чтобы было так. Что я мог на это ответить? Тогда я его спросил, а что такое «я»? Твоего «я» не существует. Ты – это следствие твоих инстинктов, биографии, пола, национальности, менталитета твоей страны, одним словом, смесь многих вещей, которые ты никак не можешь контролировать. И все это вместе ты называешь «я»? У такого «я» нет авторитета. Поэтому «я» нужно сначала обнаружить, найти, добыть. Собственно, небольшой слой общества, который все-таки добивается этого, и есть те, кто занимаются творчеством, художники, композиторы. Разумеется, мы – меньшинство.

В Германии, казалось бы, дела с культурой обстоят хорошо – множество фестивалей, симфонических оркестров, классическая музыка звучит по радио и так далее. Однако когда у государства возникают финансовые проблемы и нужно сэкономить пять миллионов евро, оно закрывает оркестр, высшие школы, то есть начинает экономить в тех местах, которые коммерчески неинтересны. Никто не собирается экономить на спорте, который, по сути, давно перестал быть спортом и превратился в чистый бизнес. Никто не экономит на ток-шоу – экономят на культуре. В такой ситуации именно композиторы должны подумать, что же вообще означает искусство?

Считается, что искусство – это часть индустрии развлечений. У нас есть радио «Классик», по которому целый день можно слушать Скарлатти, Альбинони, Баха... Пока домохозяйка гладит, она может слушать это, а не поп-музыку. В результате классика сама превращается в нечто прикладное. Все знают это разделение на серьезную и легкую музыку. Я сам очень люблю прикладную музыку – например, восхищаюсь творчеством Эннио Морриконе. Я могу подолгу играть его киномузыку, и с большим удовольствием. Но мало кто знает, что Морриконе был учеником Гоффредо Петрасси и большим поклонником Луиджи Ноно. Когда я с ним разговаривал, он признался мне, что всегда хотел быть симфоническим композитором. Мне стало интересно, я познакомился с его серьезной музыкой. Что сказать? Очень скучно. Поэтому я ценю его за другое, и эти два пласта не надо сравнивать.

Я протестант, мой отец был пастором. И я все еще имею детскую веру, и когда я слушаю «Страсти по Матфею», меня это очень трогает. Но если в Страстную пятницу за завтраком я включаю радио и слышу «Страсти», они становятся развлекательной музыкой. Я для себя сделал такое разделение: прикладная музыка – это та, которую я слушаю, когда достаю из посудомоечной машины тарелки. Та, которая меня не беспокоит, не задевает, – фоновая музыка. Даже если это Бах.

А когда вы слушаете музыку Веберна, вы не можете параллельно доставать тарелочки. Либо вы полностью погрузитесь в это звучание – либо ничего не услышите вовсе. Когда музыка заставляет меня слушать, и слушать так, чтобы я старался все уловить и ничего не пропустить, тогда я нахожусь на том уровне, который мы называем искусством.

Когда мне было девять лет, произошла Сталинградская битва, тотальная катастрофа для Германии. Мы с родителями слушали радио: передавали новость о разгроме Шестой армии вермахта, потом речь Геббельса, который говорил о том, что родители и семьи погибших должны быть горды из-за идеи, за которую солдаты отдали жизнь. А следом шла Пятая симфония Бетховена. И это уже была не прикладная музыка. Это была фашистская пропаганда. И она очень сильно действовала: я сам тогда хотел умереть за нашего фюрера. Разумеется, после войны новое поколение композиторов было вынуждено придумать абсолютно новую музыку. Музыка больше не хотела быть выразительной, не думала об аутентичности эмоций. В этом смысле весь структурализм является невыразительным.

Я мечтаю о том, чтобы была введена практика исполнять все произведения на концерте по два раза. Когда мы слушаем произведение второй раз, мы уже не спрашиваем себя, красиво ли это, хорошо ли это – мы просто слушаем. Вот тогда это становится приключением. Сейчас людям нужны особые впечатления для того, чтобы ощутить свое существование. Поэтому так распространены прыжки с резиновым канатом, позволяющие прыгнуть с трехсотметровой высоты и повиснуть, едва не коснувшись земли. Как бы попытка самоубийства, за которую люди охотно платят деньги. Они платят за то, чтобы быть немного напуганными, потому им нужно ощущение опасности. А в концертном зале они сидят, как в теплой ванне, им хорошо, удобно. Я хотел бы на концерте воссоздать вот это ощущение прыжка на тросе. Для этого не только слушатели, но и исполнители должны быть готовы к приключению. Разумеется, любой симфонический оркестр хочет играть то, что он уже знает. Моя музыка, как правило, вызывает возмущение: «Я пятнадцать лет учился играть на скрипке, а что вы меня заставляете играть?»…

Слушание – это тоже искусство, это особый творческий путь, когда человек работает со своим слухом, воспоминанием, тоской по прекрасному. Есть такое выражение у Шёнберга: «Искусству можно все, кроме одного – оно не должно быть скучным». А я считаю, что сама эта фраза очень скучная. Для кого искусство не должно быть скучным? Для Майкла Джексона, для меня, для домохозяйки? Очень глупая фраза. Я бы сказал, что искусство ничего не должно, кроме, пожалуй, одного, – провоцировать. И отсюда вопрос – а что такое провокация сегодня? Мы живем в таком безумном обществе, что никакая провокация уже невозможна. Провокация сама по себе стала развлечением, это тоже определенный сервис. Поэтому нам нужно заново определить – что такое провокация? Что есть прекрасное? Что означает новое? В этом наша задача. Если я слышу в музыкальном произведении идею, которую еще не встречал, я становлюсь нервным, меня это задевает. И мне очень хочется быть, ощущать себя затронутым, хочется, чтобы музыка меня беспокоила. Это и есть искусство, не поддающееся коммерции. Как это сделать – самый серьезный вопрос. Каждый должен каким-то своим способом на него ответить.

Сейчас провокация может состоять в том, чтобы не провоцировать. Ведь композитор же не думает – «ага, сейчас спровоцирую». А если думает, то у него точно ничего не получится. На данный момент я вижу другое важное для себя определение: беззащитность. Это то, что может быть смешно, но это настоящее, подлинное. Это возникает, когда вы не думаете об эффектах, а хотите сами что-то открыть, расширить свой горизонт. Когда автор думает только о том, что он хочет услышать как композитор, тогда и возникают неожиданные произведения, которые отражают вот эту беззащитность. Шёнберг никого не хотел спровоцировать, он был счастлив, когда писал свою музыку, а публика злилась. У Веберна нет привычной драматичности, эмоций. Когда его современники слышали его музыку, они говорили – это вообще не музыка! Я бы сказал – наконец-то, слава Богу, что нет никакой музыки! Я уже 50 лет сочиняю музыку и сотни раз слышал от оркестра: «Господин Лахенман, да ведь это не музыка!» И тогда я говорю – великолепно! Спасибо за комплимент! А что это?

Помните, в «Гамлете», когда король смотрит театральную постановку, он говорит, что не понимает этого искусства, что это чистое безумие. А Гамлет отвечает: «Безумие – это и есть метод». Попробуйте сделать что-то в этом роде!

Я очень люблю различать для себя музыку как текст – к этой категории, например, относится любая фуга Баха. И музыку как ситуацию – скажем, начало Девятой симфонии Бетховена. При этом важное диалектическое переживание для меня состоит в том, что текст одновременно всегда представляет собой некую ситуацию. Когда я говорю, вы стараетесь понять смысл моих слов. Но вы также можете пережить это и как ситуацию. В то же время каждая ситуация сама по себе что-то нам сообщает, а то, насколько мы способны это воспринять, зависит от степени нашей чувствительности. Ситуация, которая нас трогает, уже является текстом. Эту игру не надо забывать.

Мы не миссионеры – мы не имеем такого авторитета, но мы можем что-то сделать. И через то, что будет сделано, может прийти нечто намного более сильное, чем текст, послание, которое сам композитор может осознать. Когда Бах написал свои «Страсти по Матфею», он был счастлив, что реализовал свою творческую энергию, а мы спустя столько времени оказываемся глубочайшим образом тронуты этой музыкой. Не пытайтесь сделать послание, просто работайте.

[свернуть]


еще Фелдман




[свернуть]


Добавлено в 18:34 / Предыдущее сообщение было написано в 18:32

А вот Лахенман в моей жизни:


Каспар Хаузер вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал спасибо:
Биджо (16.06.2014)
Ответ
Форум www.neformat.com.ua > Music > Other > Classical

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


   
 
Текущее время: 15:25. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2021, vBulletin Solutions, Inc.
Перевод: zCarot
НовостиСтатьиРецензии
ИвентыКонтактыФорум


Facebook Telegram Twitter YouTube Instagram Mixcloud SoundCloud

Designed by LaBIZz
Все материалы, размещенные на этом сайте, распространяются на условиях
Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 License.

© 2004-2021 Neformat Ukraine